• EUR / USD /
  • GBP / USD /
  • USD / RUB /
  • EUR / RUB /
Статистический триллер, или Кривое зеркало Росстата
Cкачать пост

Статистический триллер, или Кривое зеркало Росстата

Очень приятно, что мои соображения по вопросу о соотношении динамики ВВП и грузообороту в период 2002-2009 годов вызвали широкий интерес читателей, но у всего на свете есть и оборотная сторона.



Некоторые коллеги совершенно справедливо указали мне на некоторые нестыковки и ошибки. Решил их в исходном тексте не исправлять, а то нечестно получается. Кроме того, давно пора добавлять информацию за 2010 и 2011 годы. Хотя Евростат пока самое интересное для нас не опубликовал, да и Росстат ежегодный обзор грузооборота еще не выпустил, но интерес представляют даже предварительные данные.

2010 год. Что нам говорит Росстат?

Росстат уполномочен заявить, что ВВП за 2010 год вырос на 4,1% в реальном выражении, грузооборот стал выше на 6,8%, а инфляция… Вот здесь, как обычно, и начинается самое интересное. Итак, официально считается, что у нас инфляция в 2010 году составила 8,8%, о чем не устает повторять нам и МЭР, и даже сам премьер-министр.

Правда, дефлятор, по которому высчитывался реальный ВВП, почему-то составил 111,4%. А что же цены? А с ценами, как обычно, все очень запутанно. Ведь на 2010 год пришелся бум роста цен на продовольствие и, как следствие, мы получили удивительные результаты. Например, продуктовая корзина в Москве подорожала аж на 49,90%(!), причем цены выросли именно на «народные» продукты: картофель, крупы, включая гречку, о которой было столько разговоров, если помните. И, что характерно, такая ситуация сложилась не только в Москве.

Чтобы сохранить преемственность, приведу данные по товарам и услугам, на примере которых мы оценивали адекватность дефлятора Росстата. Подчеркну еще раз: это не более чем тестовый пример, тем не менее основные тенденции динамики потребительских расходов эти данные отражают.


Источник: gov.karelia.ru, ria.ru.

Как видим, цены выросли, но далеко не все из них превысили значение официального дефлятора ВВП. Например, согласно официальному решению правительства, рост тарифов на электроэнергию для населения за 2010 год составил 10%, а для промышленности — 7%. Это внушало бы некоторый оптимизм, если бы не стремительный рост цен на продовольствие, который ощутили на своем кармане в 2010 году абсолютно все. И при росте цены продуктовой корзины в Москве на 49,9% непонятно, что должно было так сильно упасть, чтобы в итоге инфляция получилась либо 8,8%, либо 11,4%. Поэтому все-таки постановим, что занижение темпов инфляции в 2010 году имело место. Осталось только понять, на какую именно величину.

Грузооборот: перелом тенденции

В 2009 году и мировая, и российская экономика достигли локального дна, и во второй половине 2009 года сформировался новый восходящий тренд. Я не уверен, что он будет таким уж долгосрочным и «протянет» дольше 2013-2014 годов, но факт налицо: сейчас ВВП везде растет по отношению к 2009 году, растет он и у нас. Об этом свидетельствует, в частности, и статистика грузооборота.


Источник: Росстат.

Таким образом, на смену понижательной тенденции 2008-2009 годов, когда грузооборот падал быстрее, чем ВВП, и соотношение грузооборот/ВВП было менее 100%, с 2010 года мы имеем повышательную тенденцию, которая, по идее, должна характеризоваться тем, что грузооборот будет расти быстрее, чем ВВП.

По крайней мере, к подобному выводу можно прийти, анализируя европейскую статистику, которая, напомню, взята нами за определенный эталон. Так сказать, за неимением лучшего.


Источник: Евростат, расчеты Инвесткафе.

И вот на что еще важно обратить внимание: в 2004 году темпы роста экономики ЕС возросли почти вдвое — с 1,2-1,3% до 2-3%. То есть, так или иначе, сменился тренд — экономика перешла на иную траекторию. По меркам России это смешно, но для ЕС — вполне нормальный рост. И в первый год, когда сменился тренд, соотношение грузооборота к ВВП выросло примерно со 100% — значение, вокруг которого это соотношение колебалось до того, — почти до 106%, а после опять вернулось к уровню 100%. Аналогичная картина наблюдалась в 2008-2009 годах, когда произошел кризис и экономика вошла в локальный спад. Только в этом случае соотношение грузооборота и ВВП не выросло, а упало.

Таким образом, можно предположить, что:

1. когда динамика ВВП находится в каком-то устойчивом тренде (неважно, повышательный он или понижательный), соотношение грузооборот/ВВП находится возле единицы (от 99 до 101%);

2. как только в экономике начинают происходить значимые изменения, при которых либо ускоряется экономический рост, либо случается кризис, то соотношение грузооборот/ВВП отклоняется от единицы соответственно в положительную или отрицательную сторону. Но происходит это достаточно краткосрочно — только в первый год перелома тенденции, максимум какие-то возмущения еще возможны во второй год после смены вектора развития.

Небольшое пояснение. Надо понимать, что на более длинных временных отрезках данная зависимость может и не работать: изменения в экономике бывают быть столь существенны, что грузооборот может меняться самым причудливым образом. Ну, на минутку допустим, что завтра изобретут эффективную замену нефти, и ее потребление вообще упадет на 30-40% от нынешнего уровня, равно как и перевозки.

Так вот, если ограничиться периодом 2002-2010 годов и принять эту гипотезу в качестве рабочей, то соотношение грузооборот/ВВП по ЕС (которое еще не опубликовано на момент подготовки настоящего материала), как и по России, должно в 2010 году быть на уровне 105-106%. Мы это сможем проверить, только когда выйдет статистика по ЕС, но пока давайте примем для дальнейших расчетов значение соотношения грузооборот/ВВП на уровне 105,5%. Что у нас получится в таком случае с оценкой роста ВВП на 2010 год?

А вот что:



То есть вырасти-то мы выросли, но не сильно. Собственно говоря, вместо 4% вышло всего 1,3%. А что в таком случае мы имеем с инфляцией? А с инфляцией следующее:



Итак, получается, что в 2010 году цены то выросли чуть более чем на 11,4% — число, используемое в дефляторе ВВП, и уж точно больше чем на 8,8% — данные, обнародованные правительством. Вообще говоря, из всего этого пора делать вполне однозначные выводы. Причем, к большому сожалению, они будут опять-таки не столько экономические, сколько социальные и управленческие.

«Зияющие высоты» современного экономического роста

Теперь уже можно к оценкам 2010 года присовокупить первые результаты за январь-апрель 2011-го. А тут мы опять видим занижение темпов инфляции и рост ВВП, обгоняющий рост грузооборота. То есть для получения реальной картины, вероятнее всего, надо опять анализировать соотношение грузооборота и ВВП и т.д. и т.п. В связи с этим становится совершенно ясно, что наша экономическая статистика, увы, служит исключительно политическим целям. Это, в принципе, не новость, но важно сознавать масштабы явления. Рассмотрев данные на графике, мы можем попробовать это сделать.



Многие из коллег мне возражают: мол, ну и что тут такого? Все так делают — и США, и КНР. К слову, в Китае вообще зачастую непонятно ничего: откуда-то цифра возникает и все. Да и мало кто на самом деле смотрит на этот ВВП — ну оценили выше, и что тут страшного? Рост-то есть. И улучшение экономической ситуации по сравнению с 1990-ми отрицать невозможно.

Так-то да. Невозможно. И как ни считай — выросли мы к 2010 году. Пусть и не на 40-45% по сравнению с 2002-м, как говорит правительство, но хотя бы на 15-16%. Европа вон за это время дай бог на 9% поднялась и, как говорится, не жужжит.

Но есть два соображения, которые лично мне не позволяют принять эту точку зрения:

1. В первую очередь слишком большой разброс в оценках роста. Я не утверждаю, что мой метод оценки абсолютно точен, да и найти универсальную «волшебную формулу», как показывает опыт, вряд ли возможно. Даже если вдруг завтра выяснится, что правительственная оценка завышена не на 30%, как получилось у нас, а на 10%, это все равно много. И это говорит о том, что экономическая политика, проводимая со второй половины 2000-х годов, была не просто неверна, а нерациональна и деструктивна. Дело в том, что с учетом жуткого спада 1990-х, мы должны были, просто исходя из здравого смысла, расти все 2000-е годы в темпе примерно по 5-6% в год, что собственно правительство и «нарисовало». А значит диагноз Евгения Ясина, выразившийся в словах «2000-е мы просто профукали» — получил еще одно зримое подтверждение.

2. При правильной постановке дел статистика — это некий аналог градусника в медицине. Градусник может быть не очень точным, но он в любом случае должен показывать то, что измеряет, а не то, что хочет пациент. Но, судя по всему, у нас в стране возобладал второй подход.

Особенности отечественной статистики и статистической службы

Вообще, роль и политический вес статистической службы со времен пресловутого «дела статистиков» у нас стали если не нулевыми, то чрезвычайно низкими. Взять хотя бы то, что, административно подчиняясь МЭР, Росстат даже теоретически не может выпустить данные, которые не понравится головному министерству или правительству.

Помимо специфических чиновничьих проблем это приводит к тому, что существенно искажается обратная связь. А значит то же МЭР, да и вообще все ветви власти просто не имеют объективной информации о том, что происходит в стране. А кто будет разбираться в статистических тонкостях? Для этого у большинства руководителей нет ни времени, ни желания. И, как следствие, может возникнуть ситуация, когда вместо разрешения действительно важных, насущных проблем власти начинают заниматься второстепенными задачами. Или, скажем, возникает риск пропустить какие-то важные сигналы о смене тенденций экономического развития страны. А это в условиях развивающегося экономического кризиса становится совершенно не праздным вопросом.

Одним словом, в интересах всего общества статистическая служба должна быть независимой и политически неангажированной. А в идеале — иметь статус, сходный с тем, который сегодня есть у Центрального банка: при всем своеобразии и, мягко скажем, «чудачествах» нашего ЦБ никто не будет отрицать, что его мнение независимо и по-своему рационально.

Но, увы, пока мы живем с тем, что есть. А надежд на то, что с экономической статистикой все «само как-нибудь образуется» крайне мало. К большому сожалению.

Заключительные замечания о выявленных недостатках применяемого подхода

Альтернативная статистика, как, например, и альтернативная история — вещи, безусловно, увлекательные. Но, если смотреть правде в глаза, надежным и, главное, самостоятельным инструментом наш метод служить не может. Условно говоря, грузопотоки никогда не заменят правильно посчитанного ВВП, что, кстати, доказала история с грузооборотом по ж/д.

В прошлой статье я высказал предположение о том, что грузооборот на железнодорожном транспорте позволит нам адекватно прогнозировать реальный ВВП. После проведенных наблюдений и углубленного анализа данных приходится признать, что этому мешает сезонность: на коротких периодах расхождения очень велики, и потому задача, как говорится, «в лоб» решена быть не может. Надо искать другой путь.
Это совсем не значит, что мы отказываемся от попыток увязать ж/д перевозки и ВВП. Просто на формирование работающей гипотезы потребуется дополнительное время. О полученных результатах обязательно будем вас информировать.