• EUR / USD /
  • GBP / USD /
  • USD / RUB /
  • EUR / RUB /
Коммунисты с олигархами не торгуются
Cкачать пост

Коммунисты с олигархами не торгуются

На первый взгляд, именно сейчас у Газпрома не было сильной мотивации для приобретения имущества Русиа петролеум). Что же стало мотивом для такого недешевого приобретения? Неужели политическое решение, навязанное государством из-за того, что акционеры ТНК-ВР пытались сорвать сделку Роснефть и ВР?




«Отдай миллиард!»

— Безобразие! Форменное безобразие! — возмущался в 2009 году мой знакомый менеджер из ТНК-BP. Газпром тратит миллиарды долларов на ненужные проекты, на «Северный поток» например. А для нас какого-то миллиарда долларов ему жалко! Что творится, что творится!
— А Русиа петролеум действительно стоит миллиард долларов? — поинтересовалась я.
— Не обязательно миллиард, — ответил мой знакомый. Мы затратили на Ковыкту около $700 млн и как минимум хотели бы эти инвестиции вернуть. Я о другом: неужели для Газпрома такая проблема — отдать нам миллиард долларов за Ковыкту?

Теперь Газпром все-таки завладел Ковыктинским месторождением. На закрытых торгах он приобрел имущество обанкротившейся «дочки» ТНК-ВР Русиа петролеум за 22,3 млрд руб. (около $770 млн) вместе с лицензией на Ковыктинское газовое месторождение с запасами около 2 трлн кубометров (по российской классификации). Единственным конкурентом было дочернее общество государственного Роснефтегаза, которое, по сообщениям СМИ, предложило сумму ненамного превышающую стартовую цену в 15 млрд руб.

Никто, кроме Газпрома

Еще совсем недавно, в июне 2010 года топ-менеджер Газпрома на пресс-конференции заявлял: «Мы не видим, насколько газ с этого месторождения (Ковыктинского. — Прим. авт.) может быть востребован в обозримом будущем как для газификации региона , так и для поставок (на экспорт. — Прим. авт.)». Кроме того, в программе газификации Дальнего Востока и выхода на газовые рынки АТР про Ковыкту не было вообще сказано ни слова. При всем уважении к Газпрому в искренность этого заявления я не поверила.

Напомню, что еще раньше, в 2009 году, высокопоставленные чиновники из газовой корпорации осторожно заявляли совсем другое: Ковыкта рано или поздно будет в составе Газпрома, так как никто, кроме него не в состоянии осваивать это сложное месторождение и экспортировать газ в Китай (одна из главных стратегических задач Газпрома, поважнее «Южного потока», на мой взгляд). Тем не менее в Газпроме в качестве основной сырьевой базы для поставок в КНР упорно называли Чаяндинское нефтегазоконденсатное месторождение, расположенное в Якутии. Его запасы значительно меньше ковыктинских — 1,2 трлн кубометров. В планы корпорации по строительству газопроводов до 2030 года Ковыкта тоже не была включена.

Планы Газпрома по строительству газопроводов на Востоке России и выходу в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (до 2030 г.)


Источник: Газпром

Мог ли Газпром обойтись без Ковыкты?

На первый взгляд, именно сейчас у Газпрома не было сильной мотивации для приобретения имущества Русиа петролеум. Ведь ранее, в ходе переговоров с ТНК-ВР, Газпром давал за Русиа петролеум не больше $600-800 млн руб. (несмотря на то, что в самой ТНК-ВР оценивали компанию, которая тогда еще не была банкротом, в $700-900 млн; про «миллиард», вероятно, мой знакомый преувеличил, а может быть, просто «округлил для ровного счета»). Что же стало мотивом для такого недешевого приобретения? Неужели политическое решение, навязанное корпорации государством из-за того, что акционеры ТНК-ВР оказались не в меру строптивыми и пытались сорвать сделку Роснефти и ВР?

Я думаю, что это маловероятно. Если государство ставило бы целью наказать российских акционеров ТНК-ВР, то оно бы не выставило имущество Русиа петролеум на торги по такой высокой цене. Продали бы за копейки и не позволили бы олигархам заработать $700 млн. В конечном счете, это имущество могла бы за копейки взять «дочка» Роснефтегаза. Тогда это был бы тонкий намек строптивой российско-британской корпорации на то, кто «в лесу хозяин». Но здесь были, как я полагаю, иные, намного более серьезные причины.


Задачи государственной важности

Во-первых, это сложный химический состав газа ряда восточносибирских месторождений, включая Чаяндинское и Ковыктинское. Газ с данных месторождений содержит гелий — стратегически значимое сырье (он используется в атомной промышленности, на АЭС). Несомненно, государство не могло допускать, чтобы огромные запасы стратегического сырья находились под контролем частной корпорации, да еще и частично иностранной! Я полагаю, что государство должно было рано или поздно забрать такое месторождение у иностранцев под благовидным предлогом. Сейчас такой случай представился: Русиа петролеум обанкротилась, и такой шанс было глупо упустить.

Во-вторых, как бы медленно ни шли переговоры о поставках российского трубопроводного газа в Китай. Спрос на газ там растет очень быстрыми темпами. В статье «Ирония судьбы, или С легким газом!» я писала, что к 2020 году спрос на газ в КНР достигнет 212 млрд кубометров в год. Между прочим, тогда я предположила (статья датирована августом прошлого года), что Ковыкта уже скоро окажется в Газпроме, и… Но эту тему дальше развивать я не буду. ;)

Закрывать потребности в газе Китай планирует за счет собственной добычи (140 млрд кубометров в год) и импорта. Недостающие 72 млрд кубометров Россия сможет поставить по трубопроводу. Однако не исключено, что спрос на импортный газ у Китая существенно возрастет, учитывая высокие темпы экономического роста в этой стране. Таким образом, потребность в импорте у КНР может значительно увеличиться, и если Россия не сможет поставить такие большие объемы газа, то Китаю их придется восполнять у других поставщиков, например у Туркменистана.

Конечно, Россия как мировой лидер по запасам и добыче газа сможет выполнить свои обязательства, и, если потребуется, изыскать дополнительные объемы. Но ведь есть и другие потребители, например Европа, которая поеживается как от холода при каждом намеке Газпрома на то, что газовая корпорация не собирается зацикливаться на Европе как на «монопотребителе» российского газа. Есть также другие перспективные рынки, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе: Южная Корея, Япония. И всем нужен газ. Поэтому России (не только Газпрому!) важно показать настоящим и будущим потребителям, что Газпром наращивает запасы газа. А они, отметим, в последнее время сокращались. Короче, Ковыктинское месторождение — это стратегический ресурс государства, а не какая-нибудь дорогая и бесполезная игрушка для газового монополиста.

В-третьих, кстати, об игрушках. Основной вопрос покупки Газпромом имущества Русиа петролеум — это даже не «зачем Газпрому Ковыкта?». Вопрос в другом: зачем это стратегическое месторождение газа было нужно ТНК-ВР и почему она не поставила вопрос о продаже Ковыкты Газпрому еще раньше, даже до попытки официальных переговоров с ним, которые потом сорвались? Ведь экспортировать российский газ, кроме Газпрома, никто не может, согласно закону «Об экспорте газа». Правда, некоторые послабления могут быть сделаны для Новатэка, да и то по согласованию с Газпромом. Даже если представить невероятное: российское правительство разрешило экспорт независимым производителям газа, то, вы думаете, КНР стала бы покупать газ у ТНК-ВР? Этого даже невозможно вообразить. Потому что у власти в КНР по-прежнему остается коммунистическая партия, а коммунисты с олигархами не торгуются. Китайские коммунисты заключают сделки между странами на высшем государственном уровне. Вот в этом-то и есть принципиальное отличие бизнеса по-китайски от бизнеса по-российски.


Кому сбыть газ?

Иногда Газпром упрекают в нерасторопности ведения переговоров: почему позволили Туркменистану выйти на китайский газовый рынок, хотя переговоры Газпрома с КНР велись давно? На самом деле искать ответ на этот вопрос надо в политике, а не в самой корпорации. Дело в том, что у российского правительства ранее не было политической воли настаивать на переговорах о поставках газа в Китай, так как, видимо, не хотели создавать напряженность в отношениях с Евросоюзом, ранее воспринимавшим такие переговоры довольно болезненно. Поэтому китайская сторона ранее не совсем ясно представляла себе, с кем она ведет переговоры — с коммерческой организацией, пусть очень большой, или с государством? А для социалистической КНР это вопрос принципиальный, как говорилось выше. Кроме того, у китайцев не было исторического опыта импорта газа по трубопроводу, и они хотят сначала понять все преимущества и недостатки подобного контракта с Россией.

Возвращаясь к ТНК-ВР, опять зададимся вопросом: куда же эта корпорация стала бы сбывать ковыктинский газ, если бы лицензия на месторождение по-прежнему осталось у нее? А сбывать больше некуда. В Иркутской области потребность местной промышленности в газе невелика, почти вся необходимая электроэнергия производится на ГЭС. Единственный относительно крупный потребитель — это энергетические мощности алюминиевых заводов, да и те уже законтрактовали газ Газпрома, которому принадлежит Чиканское месторождение в регионе.

Таким образом, ТНК-ВР, владея Ковыктой, изначально было обречено на отсутствие рынка сбыта и уподоблялось Остапу Бендеру, которому «в этой стране» оказалось некуда потратить с таким трудом раздобытый миллион. Прошлым владельцам, которые приобрели изначально неперспективный актив, оставалось только одно — выгодно его перепродать.
Что они и сделали к взаимному удовольствию и продавца, и покупателя.

Вниманию инвесторов: Газпром vs ТНК-ВР Холдинг (обычка)

Я полагаю, что обыкновенные акции ТНК-ВР Холдинга уже справедливо оценены рынком ($3 за акцию), а у префов компании есть небольшой потенциал роста (тем более что не за горами выплата дивидендов). Мой взгляд на Газпром остается неизменным — 270 рублей за акцию. Если выбирать, куда вложиться из пары Газпром/ТНК-ВР, я в данный момент предпочла бы Газпром.