• EUR / USD /
  • GBP / USD /
  • USD / RUB /
  • EUR / RUB /
Международные склоки на фоне Арктического шельфа
Cкачать пост

Международные склоки на фоне Арктического шельфа

События последних месяцев, связанные со сделкой между BP и Роснефтью, подтверждают давнее подозрение, что в современном мире нефтяная политика очень напоминает шоу, даже, можно сказать, сериал под названием «Богатые постоянно ругаются» или что-то в этом роде.



Новость о том, что российские акционеры ТНК-BP заблокировали сделку, явилась в общем-то неприятным сюрпризом и для Роснефть, и для ВР. Сейчас стороны конфликта пытаются выпутаться из дебрей английского правосудия и найти взаимоприемлемое решение. Но юридические тонкости оставим в стороне и поговорим лучше об экономическом аспекте проблемы.

Зачем, собственно говоря, эта сделка нужна ВР? Для ВР это хорошая защитная мера в условиях неблагоприятно складывающейся конкурентной среды. Я уже писал об этом раньше. Но, если очень упрощать, интересы ВР состоят в том, чтобы обезопасить себя от враждебного поглощения и при этом не очень-то поступаться свободой в принятии решений. Именно эта цель и была достигнута при создании альянса с Роснефтью. Более того, акционеры ВР, на мой взгляд, даже выиграли от этой сделки.

Интересы Роснефти также понятны — получить сильного партнера для повышения эффективности международной деятельности. Опыт 2000-х годов показывает, что российским компаниям в одиночку добиться права на разработку перспективных месторождений за рубежом крайне сложно. Успехи того же Лукойла не в последнюю очередь связаны с его альянсом с ConocoPhilips. Роснефть в лице ВР нашла идеального партнера.

Арктический шельф во всей этой истории — не более чем один из крупных проектов, который еще, кстати говоря, неизвестно как скажется на финансовом положении партнеров, ибо очень дорогой. Не случайно по Москве бродят упорные слухи, что Роснефть буквально на днях обратилась в правительство за налоговыми льготами по арктическому шельфу. По все видимости, даже предварительная проработка проектов показывает, что будут они не из дешевых, да и геологические риски пока никуда не исчезли.

В общем и целом все было чинно и благородно, пока в дело не вмешались российские акционеры ТНК-ВР с криком: мы тоже хотим на шельф! Практически у всех непосредственных участников процесса, а также многочисленных аналитиков и экспертов в этой связи возник только один вопрос: а им-то что надо?

Действительно, ТНК-ВР не имеет практически никакого опыта работы на шельфе. Финансовые ресурсы компании могут, конечно, как-то помочь реализации проекта (по состоянию на конец 2010 года компания имела свободных денежных средств на $1,8 млрд, но с учетом того, что средняя стоимость разработки только одного лицензионного шельфового участка на сегодня составляет от $7 до $10 млрд, по большому счету это положения не спасет. Кроме того, если кто вдруг забыл, освежите память: в России законодательно запрещено работать на шельфе всем, кроме Газпрома и Роснефти. Об этом, кстати, недавно «на всякий случай» напомнил всем премьер-министр.

Таким образом, ТНК-ВР в данном проекте может выступать только в качестве соинвестора или контрактора. Заметим в скобках: в очень капиталоемком проекте с высокими рисками. Кроме того, у компании в портфеле есть гораздо более перспективные активы, например Верхнечонское месторождение, имеются и неплохие перспективы развития бизнеса в Восточной Сибири. При этом утверждены масштабные стратегические планы по модернизации переработки и дальнейшему расширению сбытовой сети. Плюс еще недавно приобретенные у ВР активы во Вьетнаме и Венесуэле. Казалось бы, дел и так невпроворот, а тут еще этот шельф. Хочется вслед за классиком воскликнуть: кой черт занес их на эти галеры?

Самой правдоподобной выглядит следующая версия: менеджмент ТНК-ВР устроил истерику, чтобы добиться каких-то дополнительных уступок от ВР. В принципе, если вспомнить, что в число российских акционеров ТНК-ВР входит Альфа-групп, чей корпоративный эгоизм стал уже притчей во языцех, то ничего невероятного в этом нет. То есть, как и в случае с альянсом ВР и «Роснефти», шельф — это только повод, чтобы попытаться устроить передел сфер влияния и еще что-нибудь выторговать у ВР. Собственно говоря, на совете директоров ТНК-ВР, который пройдет то ли 12, то ли 13 марта будут обсуждать предложения ААР о том, чтобы… российские акционеры ВР вели переговоры от имени ВР с Роснефтью. То есть инвестировать, насколько я понимаю, ТНК-ВР не хочет, а хочет получить комиссионные или иные выгоды от того, что будет представлять интересы ВР при реализации соглашения. Это уже ближе к истине. Более того, я думаю, есть очень высокая вероятность того, что ВР на это может пойти (хотя бы тактически). Но вместе с тем мне представляется, что даже в случае успеха на совете директоров радоваться российским акционерам ТНК-ВР несколько преждевременно.

Объективно говоря, заключая союз с «Роснефтью», ВР кардинальным образом сместил приоритеты своего развития в России. И вопрос о том, что делать с ТНК-ВР, рано или поздно должен был встать. Соображения здравого смысла требуют от ВР объединить все свои российские активы под единым управлением, а это неизбежно означает необходимость консолидации. ААР несколько своеобразно, но все же предложила ВР стать таким управляющим. Но думается, что, имея в виду несопоставимый сегодня статус ТНК-ВР и Роснефти (в любом случае ВР выгоднее «дружить» напрямую с госкомпанией, а не через посредников), а также давнюю историю сложных отношений между ААР и нынешним главой ВР, ВР все-таки будет ориентироваться на Роснефть.

Кроме того, демарш ААР уже разрушил в общем-то позитивную и конструктивную атмосферу, в которой проходила сделка. И второго такого «фокуса» стороны могут не пережить. В этой связи хотел бы привести одну цитату: «И мы бы не хотели, чтобы Роснефть предпринимала действия в защиту своих интересов в связи с субъективным подходом, который направлен на задержку реализации большого проекта сотрудничества с BP. Если такой субъективный подход будет допущен какой-либо из сторон — не важно кем — BP или ААР, то Роснефть подсчитает свои убытки от нереализованной сделки и потребует компенсацию от всех, кто эти убытки спровоцировал», — отметил Игорь Сечин.

Сигнал в целом вполне ясен и беспокоиться по этому поводу должна скорее ТНК-ВР, нежели сама ВР.